Запрет уступки права требования в договоре

Оглавление:

Организация (далее — цедент) в 2015 году уступила право требования к должнику (далее — первоначальный должник) другой организации (далее — первый цессионарий). В 2016 году первоначальный должник был ликвидирован вследствие банкротства. По договору об уступке права (требования) цессионарий обязался выплатить цеденту определенную денежную сумму за состоявшуюся уступку. Денежная сумма была выплачена цессионарием не полностью. В настоящее время должник по уступленному требованию ликвидирован в результате процедуры банкротства. Цессионарий хочет уступить право (требование) другому лицу и одновременно перевести на него долг по уплате цеденту денежной суммы по первоначальному договору цессии. В 2017 году первый цессионарий обратился к цеденту с просьбой уступить долг другому более платёжеспособному предприятию (далее — второму цессионарию), заинтересованному в покупке долга первого цессионария. Первоначальный договор об уступке права (требования) предусматривает переход этого требования к первому цессионарию после заключения указанного договора. Каким образом (какого рода правоотношениями и видом Договора) первый цессионарий может перевести указанный долг в 2017 году (при условии, что, как сообщено выше, первоначальный должник ликвидирован)?

Правовые аспекты уступки требования кредитором (именуемой также цессией) регулируются положениями ст.ст. 382-390 ГК РФ. В соответствии с п. 1 ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу, в частности, по сделке (уступка требования). Уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону (п. 1 ст. 388 ГК РФ).
Кредитор в любом обязательстве вправе передать свои права (требования) по этому обязательству другому лицу, заключив с ним договор цессии, при этом стороны самостоятельно определяют объем уступаемого права и порядок его перехода к новому кредитору. Исключения предусматриваются законом в отношении отдельных прав или условий их уступки. Согласие должника на уступку кредитором своих прав другому лицу по общему правилу не требуется, но обязательность получения такого согласия может быть предусмотрена договором, из которого возникло уступаемое право, а также законом (п. 2 ст. 382, п. 2 ст. 388 ГК РФ).
Если законом или договором не предусмотрено иное, право (требование) переходит к цессионарию в момент заключения договора цессии (п. 2 ст. 389.1 ГК РФ, смотрите также п. 11 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120 (далее — Информационное письмо N 120), постановление ФАС Центрального округа от 14.05.2010 N Ф10-1845/10).
Соответственно, по общему правилу при переходе права к новому кредитору (цессионарию) старый кредитор (цедент) утрачивает право (требование), поэтому какого-либо согласия цедента на дальнейшую переуступку этого права цессионарием не требуется.
Как следует из вопроса, в рассматриваемом случае договор цессии в соответствии с общим порядком устанавливает в качестве момента перехода права (требования) к цессионарию момент заключения договора, поэтому цессионарий без согласия цедента может уступить приобретенное им право другому лицу (второму цессионарию).
Тот факт, что в рассматриваемом случае юридическое лицо, являвшееся должником по указанному требованию, на момент дальнейшей переуступки права прекратило свое существование в результате ликвидации не может служить основанием для признания соответствующего договора цессии недействительным. Ведь гражданское законодательство не содержит запрета на заключение договора уступки права (требования) долга с должника, который на момент передачи права ликвидирован, однако само обязательство им не было исполнено.
В то же время ликвидация юридического лица, которая считается завершенной с момента внесения сведений о его прекращении в единый государственный реестр юридических лиц, влечет прекращение юридического лица без перехода в порядке универсального правопреемства его прав и обязанностей (в том числе по обязательствам) к другим лицам (п. 1 ст. 61, п. 9 ст. 63 ГК РФ). В свою очередь, обязательства прекращаются с ликвидацией должника или кредитора (ст. 419 ГК РФ). По смыслу ст. 390 ГК РФ, передача недействительного требования рассматривается как нарушение цедентом своих обязательств перед цессионарием, вытекающих из соглашения об уступке права (требования). При этом под недействительным требованием, по смыслу п. 2 ст. 390 ГК РФ, понимается и несуществующее (прекратившее существование) требование. Из положений указанной статьи вытекает, что действительность соглашения об уступке права (требования) не ставится в зависимость от действительности требования, которое передается новому кредитору (постановление ФАС Северо-Западного округа от 01.10.2013 N Ф07-171/11). Следовательно, последующая невозможность реализовать приобретенное право требования может повлечь лишь ответственность передающей стороны, но не недействительность самого обязательства (договора цессии) (смотрите, в частности, п. 1 Информационного письма N 120, постановление Президиума ВАС РФ от 10.07.2012 N 2551/12). Это дает цессионарию право привлечь к ответственности кредитора, уступившего требования, а именно потребовать от него возврата всего переданного по договору цессии, а также возмещения причиненных убытков (п. 3 ст. 390 ГК РФ). Размер убытков при этом может определяться, в частности, исходя из оплаченной цессионарием стоимости права по обязательству (цены договора цессии). В связи с этим цессионарий также не лишен права потребовать от цедента уплаты процентов за пользование чужими денежными средствами на основании ст. 395 ГК РФ (постановление Президиума ВАС РФ от 19.01.2010 N 13834/09, постановление ФАС Московского округа от 07.06.2012 N Ф05-3914/12, постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 03.02.2011 по делу N А78-4716/2010, постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 25.07.2012 N 08АП-4543/12, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 23.03.2010 N 09АП-3428/2010). Кроме того, сумма, полученная цедентом по договору уступки права требования долга с должника, который на момент передачи долга ликвидирован, может быть в последующем взыскана цессионарием и как неосновательное обогащение (ст. 1102 ГК РФ, определение ВАС РФ от 21.02.2013 N ВАС-1143/13).
Таким образом, в рассматриваемой ситуации первый цессионарий, переуступая полученное им по договору с цедентом право (требование) другому лицу (второму цессионарию), сам становится цедентом и несет ответственность перед вторым цессионарием за действительность переданного им требования в указанном выше объеме. Первоначальный же цедент перед вторым цессионарием за действительность требования не отвечает, так как между ними отсутствуют какие-либо договорные отношения, касающиеся уступленного второму цессионарию права.
Что же касается возможности перевести на второго цессионария долг первого цессионария перед первоначальным цедентом по уплате вознаграждения за уступленное право (требование), то следует иметь в виду, что по своей сути договор цессии также является одним из видов гражданско-правовых обязательств и в силу этого к нему применимы общие положения об обязательствах (ст.ст. 307-419 ГК РФ), в том числе и нормы главы 24 ГК РФ.
Согласно же п. 1 ст. 391 ГК РФ долг может быть переведен с должника на другое лицо по соглашению между первоначальным должником и новым должником, а если обязательство связано с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, то и по соглашению между кредитором и новым должником, согласно которому новый должник принимает на себя обязательство первоначального должника. При этом, если долг переводится на основании соглашения между первоначальным должником и новым должником, кредитор должен дать свое согласие на такой перевод (п. 2 ст. 391 ГК РФ).
Следовательно, в рассматриваемом случае первый цессионарий может заключить со вторым цессионарием соглашение о переводе на последнего долга по выплате цеденту вознаграждения за уступленное право (требование) по первоначальному договору цессии. На такой перевод цедент должен дать свое согласие. Либо, если договор цессии был заключен при ведении цедентом и первым цессионарием предпринимательской деятельности, соглашение о переводе на второго цессионария долга может быть заключено непосредственно между цедентом по первоначальному договору цессии и вторым цессионарием. При этом в последнем случае первый цессионарий и второй цессионарий будут нести солидарную ответственность перед кредитором, если соглашением о переводе долга не будет предусмотрена субсидиарная ответственность первого цессионария либо первый цессионарий не будет освобожден от исполнения обязательства (п. 3 ст. 391 ГК РФ).
В заключение отметим, что в ситуации, изложенной в вопросе, уступка права (требования) первым цессионарием второму цессионарию и перевод долга первого цессионария перед цедентом на второго цессионария являются независимыми друг от друга сделками, которые могут совершаться как одновременно, так и одна после другой.
Более того, перевод долга первого цессионария перед цедентом, возникшего из договора цессии, на другое лицо не влечет обязанности первого цессионария уступить лицу, на которое переводится долг, приобретенное по указанному договору право (требование). Ведь, как уже отмечалось выше, данное имущественное право с момента заключения договора цессии перешло к первому цессионарию, то есть вошло в состав его имущества, которым он в силу п. 2 ст. 1, ст. 49, ст. 128 и п. 1 ст. 129 ГК РФ вправе распоряжаться по собственному усмотрению. В свою очередь, по смыслу разъяснений, данных в п. 6 Информационного письма N 120, долги, проистекающие из обязательства, могут переводиться на другое лицо отдельно и независимо от прав, полученных по такому обязательству.

Читайте так же:  2 квартал налог на имущество

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
кандидат юридических наук Широков Сергей

Ответ прошел контроль качества

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.

Уступка права: как меняются нормы ГК о цессии и какие вопросы остались без ответов

Новеллы: как меняется регулирование цессии

Дополнение в ст. 386 ГК [вторая позиция в таблице – «Право.ru»] – почти революционное. Оно защитит нового кредитора от «сюрпризов», которые могут появиться спустя некоторое время. В то же время новелла заметно ограничит права должника, который обязан мгновенно сориентироваться, собрать документы и помнить о том, что право на возражение может в любой момент прекратиться.

Партнер АБ «Инфралекс» Артем Кукин

Согласно новой норме, сообщить о возражениях нужно «в разумный срок». Сколько он составляет – определит, как обычно, судебная практика. В качестве общего правила можно сказать – чем раньше, тем лучше, говорит Екатерина Баглаева из КА «Юков и партнеры».

Если должник – организация и в ней работают квалифицированные специалисты, им будет несложно оперативно представить возражения против требования кредитора, прогнозирует Кукин. Проблемы, по его мнению, могут возникнуть у граждан, главным образом – заемщиков по потребительским кредитам и микрозаймам. «Граждане, как правило, всячески избегают контактов с коллекторами, но это обернется теперь против них: коллекторы смогут говорить, что «уклонисты» потеряли право на возражения».

Новеллу не может одобрить Сергей Морозов из юркомпании «Хренов и партнеры». Ему непонятно, почему обязанность раскрывать риски, связанные с уступкой, возложили не на цедента, а на должника, который вообще не участвует в договоре цессии. К тому же должника обязали раскрывать возражения только новому кредитору, а не первоначальному. Почему они не равны в своих правах, задается вопросом Морозов. Когда начнет действовать норма, недобросовестные кредиторы смогут уступать права требования своему аффилированному лицу – это поможет им заранее узнать возможные возражения должника и ограничить его в новых возражениях, опасается Морозов.

Возможность ограничить ответственность цедента за недействительность требования [третья позиция в таблице – «Право.ru»] увеличит риски цессионария, поэтому ему надо пользоваться новой нормой с максимальной осторожностью, прокомментировала руководитель группы практики по разрешению споров Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Юлия Романова.

Защита добросовестных лиц: вопросы без ответов

В договоре цессии можно предусмотреть запрет на уступку права. Но законодательство не обеспечивает исполнения этого условия. Должник вправе оспорить уступку лишь по неденежному обязательству, а цессионарий знает о договорном запрете (ч. 4 ст. 388 ГК), говорит Морозов. В остальных случаях, по словам юриста, должник может требовать лишь возмещения убытков, но получить их через суд довольно сложно.

Кредитор получает простор для злоупотребления правом: сначала он выторговывает для себя условия получше в обмен на запрет уступки, а затем может безболезненно нарушить это условие и уступить право требования.

Юрист юркомпании «Хренов и партнеры» Сергей Морозов

Впрочем, если цедент и цессионарий хотели причинить вред должнику, то уступку можно попробовать признать недействительной по признаку злоупотребления правом (ст. 10 и 168 ГК), напоминает Баглаева из «Юкова и партнеров».

Павел Меньшенин из КА «Делькредере» поднимает другую проблему: защищен ли добросовестный цессионарий от договора уступки, заключенного задним числом? По мнению адвоката, ответа не дает ни Гражданский кодекс, ни Постановление Пленума ВС № 54 от 21 декабря 2017 года. «Например, цедент уступил требование, передал подлинники документов, должник исполнил обязательство новому кредитору, – рассказывает Меньшенин. – Тут приходит третье лицо и говорит, что цедент уступил ему это требование раньше, хотя должник и цессионарий об этом не знали. Это третье лицо взыскивает неосновательное обогащение». П. 4 ст. 390 ГК о риске последствий такого исполнения Меньшенин считает недостаточно конкретной, а Пленум не разъясняет норму, а лишь ее цитирует.

Злоупотребления с договорами цессии

  • Чаще всего договоры цессии используются для вывода ценных активов, в том числе – в банкротстве. Например, их могут оплатить неликвидными векселями. Также накануне отзыва лицензии банк может уступить избранным кредиторам права требования к надежным заемщикам, которые «оплачивают» уступку деньгами, зависшими на счетах этого же банка, приводит пример Кукин.
  • Чтобы начать банкротить компанию максимально быстро, недобросовестные лица покупают права требования по кредитным договорам, делится Юлия Романова из Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP. Требования банков здесь не надо заранее «просуживать», объясняет она. Эффективных мер против такой тактики пока нет – остается доказывать факт злоупотребления правом в каждом конкретном деле, говорит Романова.
  • В банкротстве должник может выкупить часть требований через аффилированные фирмы и получить контроль над процедурой. Кроме того, цессия используется для обхода законодательного запрета включать в реестр кредиторов внутрикорпоративные требования. Например, компания получила от акционеров заем, а они уступили право третьим лицам «со стороны». Тут можно попытаться уйти от квалификации корпоративных отношений, ссылаясь на добросовестность цедента, делится Сергей Морозов из юркомпании «Хренов и Партнеры».
  • Бывает, что цессионарий практически ничего не заплатил цеденту, но уже получил право требования к должнику. По словам Михаила Гусева из АБ «Инфралекс», таким образом взаимосвязанные компании выводят активы. Но это может быть и просто недобросовестный цессионарий. Доказать безвозмездность цессии крайне сложно, говорит адвокат: если нет оплаты или условия об оплате, суды это еще не убедит (п. 3 Постановления Пленума ВС № 54). Как показывает практика, признать такие сделки недействительными возможно уже в банкротстве, утверждает Гусев, который приводит в пример постановления АС Московского округа № Ф05-12458/2016 от 11 апреля 2017 по делу № А40-99087/2015 и № Ф05-15689/2017 от 03 ноября 2017 по делу № А40-124117/2015.
  • С помощью уступки права требования физлицу можно искусственно изменить подведомственность и подсудность экономического спора. В суде общей юрисдикции может быть проще получить обеспечительные меры (например, наложить арест на имущество), ведь в арбитражных судах это скорее исключение, делится руководитель практики «ФБК Право» Александра Герасимова. Она призывает чаще использовать подход, который Президиум ВАС сформулировал еще в 2008 году: «Не допускается искусственное изменение подведомственности экономического спора» (Постановление от 09 сентября 2008 года № 6132/08).

Как обеспечить стабильность оборота прав требования и защитить всех его участников – обсудят на круглом столе Петербургского международного юридического форума «Уступка требования в судебной практике». Юрфорум пройдет с 15 по 19 мая 2018 года.

Запрет уступки права требования в договоре

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Статьи и комментарии ПЦ «Логос»
  • Цессия (уступка права требования) – это .. Понятие, образец договора уступки (цессии)
  1. Основания перехода прав кредитора к другому лицу
  2. Уступка требования (цессия). Определение понятия
  3. Условия уступки требования (запрет, согласие должника)
  4. Случаи допустимости уступки права (требования)
  5. Существенное значение личности кредитора для должника
  6. Запрет уступки требования по денежному обязательству не лишает силы такую уступку
  7. Уступка неденежного требования. Значительность обременений для должника
  8. Уступка будущего требования
  9. Форма уступки требования
  10. Образцы договора цессии (уступки требования)
  11. Замена взыскателя в исполнительном производстве при уступке права (требования), возникшего на основании решения суда
  12. Образец уведомления об уступке прав (требований)
  13. Отличия цессии от суброгации и регресса

1. Основания перехода прав кредитора к другому лицу

Понятие «уступка требования» в гражданском праве относится к институту обязательственного права и регулируется главой 24 Гражданского кодекса РФ «Перемена лиц в обязательстве».

Пункт 1 статьи 382 ГК РФ устанавливает основные требования к порядку передачи кредитором своих прав другому лицу.

Переход прав кредитора другому лицу может быть осуществлен по двум основаниям:

— на основании закона (статья 387 ГК РФ: права кредитора по обязательству переходят к другому лицу на основании закона при наступлении указанных в нем обстоятельств:

  • в результате универсального правопреемства в правах кредитора;
  • по решению суда о переводе прав кредитора на другое лицо, если возможность такого перевода предусмотрена законом;
  • вследствие исполнения обязательства поручителем должника или не являющимся должником по этому обязательству залогодателем;
  • при суброгации страховщику прав кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая;
  • в других случаях, предусмотренных законом).

— на основании сделки (статья 388 ГК РФ). В указанном случае цедент заключает договор цессии (уступки права (требования)) с цессионарием. При этом цессионарий становится новым кредитором.

Читайте так же:  Госпошлина на замену свидетельство о рождении ребенка

Субъектами отношений, возникающих по поводу передачи права по сделке, являются цедент и цессионарий.

  • Цедент – лицо (первоначальный кредитор), уступающий требования другому лицу (новому кредитору).
  • Цессионарий — лицо (новый кредитор), которому уступается требование первоначальным кредитором.

2. Уступка требования (цессия). Определение понятия

Цессия (от лат. cessio — уступка, передача) представляет собой передачу права в силу заключенной между прежним кредитором (цедентом) и новым кредитором (цессионарием) сделки либо на основании иных предусмотренных непосредственно законом юридических фактов, приводящую к замене кредитора в обязательстве.

В случаях, когда основанием перемены кредитора в обязательстве является именно сделка, законодатель называет такую уступку «уступкой требования». В литературе, понятие «уступка требования» на основании сделки, как правило, отождествляется с понятиями «уступка права требования», «уступка права», «цессия».

Уступка права требования (цессия) — это сделка, по которой одна сторона (цедент) передает другой стороне (цессионарию) право требования, возникшее на основании обязательства.

Договором цессии является соглашение по уступке права требования (права на получение исполнения) долговых обязательств от цедента цессионарию (п. 1 ст. 382, ст. ст. 388, 388.1 ГК РФ, п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса РФ»).

3. Условия уступки требования (запрет, согласие должника)

Пункт 1 статьи 388 ГК РФ называет одно абсолютное препятствие для уступки требования — противоречие закону. Запрет уступки, как правило, устанавливаются в интересах третьих лиц (должника или иных субъектов), поэтому цессия, нарушающая такой запрет, будет ничтожной сделкой (п. 2 ст. 168 ГК РФ).

Если же цессия не запрещена законом, но необходимо получить лишь согласие должника (например, по п. 4 ст. 388 ГК РФ), при отсутствии такого согласия уступка в силу ст. 173.1 ГК РФ будет оспоримой и может быть признана недействительной, если будет доказано, что цессионарий знал или должен был знать о необходимости получения согласия должника и о его отсутствии.

Разъяснения о последствиях совершения цессии без согласия должника содержатся в пп. 15-18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки»

4. Случаи допустимости уступки права (требования)

В п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 54 указано, что допускается уступка требований:

  • о возмещении убытков, вызванных нарушением обязательства, в том числе которое может случиться в будущем,
  • о возврате полученного по недействительной сделке,
  • о возврате неосновательно приобретенного или сбереженного имущества (пункты 2 и 3 статьи 307.1, пункт 1 статьи 388 ГК РФ).

Уступка права, полученного в порядке суброгации. Уступка страховщиком по договору имущественного страхования права (требования), полученного в порядке суброгации (статья 965 ГК РФ), лицу, не имеющему лицензии на осуществление страховой деятельности, не противоречит законодательству (п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120). Если иное не установлено законом, отсутствие у цессионария лицензии на осуществление страховой либо банковской деятельности не является основанием недействительности уступки требования, полученного страховщиком в порядке суброгации или возникшего у банка из кредитного договора (п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 54).

Уступка «спорного» права (требования). Допустимость уступки права (требования) не ставится в зависимость от того, является ли оно бесспорным и обусловлена ли возможность его реализации встречным исполнением цедентом своих обязательств перед должником (п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 54, п. 8 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120).

Уступки права (требования) на уплату неустойки, в том числе подлежащей выплате в будущем. По общему правилу, уступка требования об уплате сумм неустойки, начисляемых в связи с нарушением обязательства, в том числе подлежащих выплате в будущем, допускается как одновременно с уступкой основного требования, так и отдельно от него (п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 54). Законодательство не содержит запрета в отношении уступки права (требования) на уплату неустойки, в силу чего данная уступка не противоречит закону. Возможность снижения судом размера неустойки на основании статьи 333 Кодекса не лишает первоначального кредитора права уступить указанное право (требование) (п. 16 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120).

5. Существенное значение личности кредитора для должника

Не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника (пункт 2 статьи 388 ГК РФ).

Понятие «существенное значение личности кредитора» имеет оценочный характер, что может создавать проблемы для сторон сделки. Так, например, цедент и цессионарий, заключая договора уступки требования, могут вполне обоснованно предполагать, что личность кредитора не имеет существенного значения для должника, однако суд в случае спора может прийти к иному выводу, поскольку какие-либо критерии, позволяющие определить наличие или отсутствие существенного значения личности кредитора для должника ни в законе, ни в судебной практике не сформированы.

При возникновении спора доказывать «существенность значения личности кредитора» надлежит должнику.

В п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 54 содержатся следующие разъяснения:

«При оценке того, имеет ли личность кредитора в обязательстве существенное значение для должника, для целей применения пункта 2 статьи 388 ГК РФ необходимо исходить из существа обязательства.

Если стороны установили в договоре, что личность кредитора имеет существенное значение для должника, однако это не вытекает из существа возникшего на основании этого договора обязательства, то подобные условия следует квалифицировать как запрет на уступку прав по договору без согласия должника (пункт 2 статьи 382 ГК РФ)».

Указанные выше риски нивелируются получением согласия должника на совершение цессии. Такое согласия может быть получено до совершения цессии, одновременно с ней или после нее. Предварительное согласие может быть закреплено и в самом договоре должника и кредитора.

Некоторые вопросы, касающиеся существенности значения личности кредитора (примеры из судебной практики) освещались также в статье «Процессуальное правопреемство в гражданском процессе при уступке права требования (цессии)».

6. Запрет уступки требования по денежному обязательству не лишает силы такую уступку

В п. 3 статьи 388 ГК РФ установлено, что запрещенная соглашением между должником и кредитором уступка денежного требования является действительной, такое требование переходит вопреки договорному запрету, однако цедент отвечает перед должником за нарушение договорного запрета (эта ответственность может выражаться как в убытках, так и в неустойке, а также может быть обеспечена поручительством, залогом и т.п.).

7. Уступка неденежного требования. Значительность обременений для должника

Пункт 4 статьи 388 ГК РФ устанавливает, что уступка неденежного требования допустима без согласия должника в ограниченных случаях, а именно любая сделка уступки неденежного требования должна совершаться с согласия должника, если в результате уступки исполнение для должника становится значительно более обременительным.

Под дополнительными обременениями следует понимать:

  • обязанность должника выполнить дополнительные действия;
  • необходимость исполнить обязательство иным, отличным от первоначального, способом;
  • необходимость нести дополнительные затраты при исполнении обязательства.

В соответствии с п. 14 информационного письма ВАС РФ от 30.10.2007 N 120 должник обязан доказывать, каким образом уступка нарушает его права и законные интересы. Поскольку дополнительные обременения, налагаемые на должника уступкой, являются частным случаем нарушения законных интересов должника, доказывать как само наличие этих обременений, так и их значительность обязан должник.

В п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 54 содержатся следующие разъяснения:

«В случае, когда осуществленная без согласия должника уступка требования неденежного исполнения, в том числе частичная в делимом обязательстве, делает для должника исполнение его обязательства значительно более обременительным, должник вправе исполнить обязательство цеденту (пункт 3 статьи 384, пункт 4 статьи 388 ГК РФ).

Если переход названного требования не может быть признан значительно более обременительным для должника, однако требует от должника дополнительных усилий или затрат, цедент и цессионарий обязаны возместить должнику соответствующие расходы. До исполнения цедентом и (или) цессионарием этой обязанности должник, по общему правилу, не считается просрочившим (статьи 405, 406 ГК РФ)».

8. Уступка будущего требования

Требование по обязательству, которое возникнет в будущем (будущее требование) может быть передано по договору цессии.

Правовые позиции относительно уступки будущего требования сформированы в постановлениях ВС РФ, ВАС РФ:

П. 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120:

Соглашение об уступке права (требования), предметом которого является не возникшее на момент заключения данного соглашения право, не противоречит законодательству

П. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки»:

Согласно взаимосвязанным положениям статьи 388.1, пункта 5 статьи 454 и пункта 2 статьи 455 ГК РФ договор, на основании которого производится уступка, может быть заключен не только в отношении требования, принадлежащего цеденту в момент заключения договора, но и в отношении требования, которое возникнет в будущем или будет приобретено цедентом у третьего лица (будущее требование). Если иное не установлено законом, будущее требование переходит к цессионарию, соответственно, непосредственно после момента его возникновения или его приобретения цедентом. Соглашением сторон может быть предусмотрено, что будущее требование переходит позднее (пункт 2 статьи 388.1 ГК РФ).

Читайте так же:  1 тенге штраф

Не является будущим уже принадлежащее цеденту требование, срок исполнения которого не наступил к моменту заключения договора, на основании которого производится уступка, например требование займодавца о возврате суммы переданного займа до наступления срока его возврата. Такое требование переходит к цессионарию по правилу, установленному пунктом 2 статьи 389.1 ГК РФ.

П. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.01.2016 N 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела»:

Уступка права на возмещение судебных издержек как такового допускается не только после их присуждения лицу, участвующему в деле, но и в период рассмотрения дела судом (статьи 382, 383, 388.1 ГК РФ). Заключение указанного соглашения до присуждения судебных издержек не влечет процессуальную замену лица, участвующего в деле и уступившего право на возмещение судебных издержек, его правопреемником, поскольку такое право возникает и переходит к правопреемнику лишь в момент присуждения судебных издержек в пользу правопредшественника (пункт 2 статьи 388.1 ГК РФ).

9. Форма уступки требования

Форма уступки требования поставлена в зависимость от формы сделки, на основе которой происходит цессия.

В соответствии с п. 1 статьи 389 ГК РФ, сделка цессии должна быть совершена в той же форме, что и сделка (чаще всего договор), из которой возникло уступаемое требование. Так, если уступается денежное требование продавца из договора купли-продажи, который был удостоверен у нотариуса, то и сама уступка требования подлежит нотариальному удостоверению.

Соответственно, если уступка права (требования) должна быть удостоверена нотариально, то нарушение этого требования повлечет ничтожность уступки (п. 3 ст. 163 ГК РФ).

Соглашение об уступке требования по сделке, требующей государственной регистрации, также должно быть зарегистрировано. Например, в случае уступки требования по зарегистрированному договору аренды недвижимости соглашение об уступке такого требования подлежит государственной регистрации. Регистрации подлежат соглашения об уступке любых требований, возникших из зарегистрированных договоров.

10. Образцы договора цессии (уступки требования):

Договор цессии (уступки требования), заключенный кредитором с любым лицом (например, с лицом, осуществляющим коллекторскую деятельность).

Договор цессии, заключенный между юридическими лицами

Договор уступки права (требования). Физическое лицо уступает ТСЖ право (требование), возникшее на основании постановления суда об обязании ООО снести самовольную постройку. На основании данного договора по заявлению заинтересованной стороны суд производит замену стороны в исполнительном производстве. Подробнее об этом деле см. ниже.

11. Замена взыскателя в исполнительном производстве при уступке права (требования), возникшего на основании решения суда

В соответствии со статьей 52 закона «Об исполнительном производстве», в случае выбытия одной из сторон исполнительного производства (смерть гражданина, реорганизация организации, уступка права требования, перевод долга) судебный пристав-исполнитель производит замену этой стороны исполнительного производства ее правопреемником.. на основании судебного акта о замене стороны исполнительного производства правопреемником по исполнительному документу…

Таким образом, законом допускается замена взыскателя в исполнительном производстве на основании договора уступки требования после выдачи исполнительного листа, но до реального исполнения судебного решения. Пример:

  • Заявление в суд о процессуальном правопреемстве по договору цессии ( подробнее о данном деле см. публикацию «Оспаривание договора уступки права требования. Из судебной практики», возражения на исковое заявление о признании договора цессии недействительным.
  • Заявление о правопреемстве в арбитражный суд в исполнительном производстве. Образец (процессуальное правопреемство на основании договора уступки права).

12. Образец уведомления об уступке прав (требований)

Согласно п. 3 статьи 382 ГК РФ, если должник не был уведомлен в письменной форме о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим неблагоприятных для него последствий. Такое уведомление должника может выглядеть следующим образом:

Уведомление об уступке прав (требований) по договору займа.

13. Отличия цессии от суброгации и регресса

О сходствах и отличиях понятий «цессия», «суброгация» и «регресс» рекомендуем следующие публикации:

  • Суброгация – это .. Понятие, примеры суброгации. Отличия от цессии и регресса
  • Регресс по ГК РФ – это .. Понятие. Взыскание в порядке регресса. Примеры регресса. Суброгация

Договорный запрет на уступку не служит основанием ее недействительности

В 2015 году между заказчиком и подрядчиком был заключен договор строительного подряда. Впоследствии, в связи с неоплатой выполненных работ, подрядчик отказался от сотрудничества с заказчиком до полной оплаты выполненных работ.

В октябре 2015 году подрядчик заключил договор цессии, согласно которому цессионарий с 01.01.2016 г. приобрел права требования из договора подряда к заказчику в полном объеме.

Цессионарий обратился с иском в Арбитражный суд города Москвы с требованием о взыскании задолженности по договору подряда.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении требований в полном объеме, сославшись на п. 2 ст. 382 ГК РФ, согласно которому для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

Данный запрет был прямо предусмотрен договором подряда, согласно которому цессия без письменного разрешения заказчика не допускается.

Апелляция поддержала позицию АС города Москвы, оставив решение без изменения, при этом не приняв доводы истца о необходимости применения п. 3 ст. 388 ГК РФ, согласно которому соглашение об ограничении уступки требования по денежному обязательству не лишает силы такую уступку, поскольку договор цессии был заключен в октябре 2015 года, а вышеуказанная норма вступила в силу 01.06.2016 г. и не имеет обратной силы.

Арбитражный суд Московского округа отменил судебные акты, признав основания отказа в иске незаконными.

Кассационная инстанция указала, что в силу п. 2 ст. 383 ГК РФ и абз. 2 п. 2 ст. 382 ГК РФ сделка по уступке является оспоримой, поскольку в материалах дела судебного акта о признании уступки недействительной нет, мотивы судов отказа в иске являются ошибочными.

Отдельно коллегия отметила, что п. 3 ст. 388 ГК РФ должен применяться к спорным правоотношениям, поскольку для юридических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, он действует с 01.07.2014 года, соответственно, выводы суда апелляционной инстанции о невозможности применения этой нормы также необоснованны. Дело направлено на новое рассмотрение.

Запрет на уступку прав из договора без согласия кредитора часто используется лизинговыми компаниями и страховщиками для предотвращения исков от профессиональных участников, которые скупают права требования из договоров и предъявляют иски от своего имени.

Пункт 2 ст. 388 ГК РФ (в ред. ФЗ от 21.12.2013 N 367-ФЗ) прямо устанавливает, что, если договором был предусмотрен запрет уступки, сделка по уступке может быть признана недействительной по иску должника.

Несмотря на появление в ГК прямой нормы о возможности оспаривания уступки по иску должника, судебная практика по этому вопросу, остается на консервативных позициях и суды не признают цессию недействительной по этому основанию.

Так, чаще всего п. 2 ст. 388 ГК РФ применяется судами в обоснование доводов о действительности цессии со ссылкой на то, что должник не оспорил сделку (постановление АС Волго-Вятского округа от 12.10.2016 по делу № А43-6772/2014, постановление АС Восточно-Сибирского округа от 30.06.2016 по делу №А19-18865/2014, постановление АС Московского округа от 22.11.2016 по делу №А40-139101/2015).

В случае, когда такой иск предъявлен, суды находят иные основания для отказа. В частности, приводят пункт 3 статьи 388 ГК РФ (ред. от 31.12.2014), согласно которому уступка прав (требований) допускается во всяком случае, если денежное обязательство сторон, права из которого уступаются, связано с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности (постановление АС Западно-Сибирского округа от 16.06.2016 по делу №А70-12338/2015, постановление АС Западно-Сибирского округа от 08.06.2016 по делу №А67-5048/2015, постановление АС Московского округа от 04.02.2016 по делу №А40-39809/2015, постановление АС Северо-Западного округа от 20.12.2016 по делу №А56-11661/2016).

Судебные акты, в которых суды, сославшись на запрет уступки права требования, применили п. 2 ст. 388 ГК РФ и признали цессию недействительной, единичны. (постановление АС Западно-Сибирского округа от 18.04.2017 по делу №А75-3375/2016).

С учетом такой судебной практики, которая не готова признавать запрет на уступку, в качестве основания для ее недействительности, на наш взгляд, целесообразным может быть включение в договор условий, не просто запрещающих уступку из договора без согласия, но условий, предусматривающих последствия нарушения этого запрета.

Такими последствиями может быть штраф за уступку прав из договора без согласия кредитора, в том числе право должника удержать такой штраф с сумм, причитающихся цессионарию.

Возможность установления такого штрафа прямо предусмотрена п. 3 ст. 388 ГК РФ, в котором указано, что соглашение между должником и кредитором об ограничении или о запрете уступки требования по денежному обязательству не лишает силы такую уступку, но кредитор (цедент) не освобождается от ответственности перед должником за данное нарушение соглашения.

Таким образом, если при нарушении договорного запрета на уступку не удается оспорить договор уступки, то у должника (лизинговой компании), по крайней мере, возникает возможность взыскать штраф с кредитора-цедента, что может в какой–то части ограничить такую уступку, а при расчете сальдо встречных обязательств, отнести указанный штраф на лизингополучателя.

Sociologs.ru 2019 Все права защищены