Частная собственность животные

Частная собственность животные

ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ НА СОБАКУ
Анастасия Копылова
(статья опубликована в журнале «Такса», № 1, 2003)
Слова «собственность» и «собственник» вошли в наш обиход сравнительно недавно. Что представляем мы в первую очередь, говоря о своей собственности? Ну, квартиру, машину, дачу. Список, конечно, можно продолжить, но, думаю, мало кто, рассуждая о собственности, вспомнит о любимой собаке. Действительно, как можно сравнить живое существо, полноправного члена семьи с имуществом, пусть даже и очень дорогим! Между тем не будем торопиться и попробуем взглянуть на своих любимцев с несколько иной точки зрения.

Для начала обратимся к законодательству. В соответствии со статьей 137 Гражданского кодекса Российской Федерации к животным применяются общие правила об имуществе постольку, поскольку законом или иными нормативными правовыми актами не установлено иное. Действующие и готовящиеся к принятию нормативные правовые акты тоже демонстрируют подход к животным как к имуществу. Например, в соответствии с федеральным законом «О животном мире» животный мир (совокупность всех диких животных, населяющих Российскую Федерацию) является государственной собственностью. Проект закона города Москвы «О животных», одобренный московским Правительством, но пока не принятый городской Думой, предусматривает возможность нахождения животных (в том числе собак) в частной собственности, собственности Российской Федерации, города Москвы и муниципальных образований.

Что же включает в себя право собственности на животное, и с какого момента оно у нас возникает? Приобретая щенка у заводчика, мы совершаем типичную сделку купли-продажи в устной форме. Как правило, мы не рассматриваем данную покупку как юридический акт, и лишь единицы заключают соответствующие договоры в письменном виде. Но вот щенок наконец у вас дома, прошла лишь пара часов, а вы его уже любите. И совсем не хочется думать о том, принадлежит ли вам это чудо на самом деле. Хорошо, если у вас на руках надлежащим образом оформленная щенячья карточка. Однако на практике неискушенным покупателям зачастую вручают копию щенячьей карточки или только одну ее часть, не предназначенную для обмена на родословную. Мотивы заводчиков могут быть самыми различными и совсем не обязательно «преступными», но знать свои права и защитить их заранее не помешает.

Справедливости ради следует отметить, что проблем в связи с отсутствием письменного договора обычно не возникает. Для того, кто покупает собаку, как говорят, «для себя» или «на диван», наличие щенячьей карточки и родословной может вообще не иметь значения. Споры относительно принадлежности такого животного вряд ли возникнут, поэтому опасаться нечего. Ситуация кардинально меняется, если ваш питомец имеет выставочные и рабочие дипломы, титулы и активно используется в племенной работе. Захотите ли вы, чтобы на собаку предъявлял права кто-то посторонний? Думаю, ответ очевиден.

Итак, вернемся к оформлению купли-продажи щенка. В соответствии со статьей 159 Гражданского кодекса сделка, для которой законом или соглашением сторон не установлена письменная форма, может быть совершена устно. Если иное не установлено соглашением сторон, могут совершаться устно все сделки, исполняемые при самом их совершении. Другими словами, если в обмен на деньги вам тут же вручается щенок и ни продавец, ни покупатель не настаивают на оформлении письменного договора, сделка может быть совершена устно.

Вместе с тем в соответствии со статьей 161 Гражданского кодекса должны совершаться в простой письменной форме сделки граждан между собой на сумму, превышающую не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда. Сейчас он составляет 4330 рублей. Иногда щенки стоят дороже. Несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства (статья 162 ГК). Такими письменными доказательствами при возникновении гражданского спора и будут щенячья карточка и родословная или надлежащим образом заверенные копии этих документов.

Как бы странно это ни звучало, родословная на собаку с юридической точки зрения действительно является лишь одним из доказательств принадлежности собаки тому или иному лицу, а вовсе не своеобразным «свидетельством о праве собственности». Указание лица в качестве владельца собаки еще не означает, что данное лицо является ее собственником.

В соответствии со статьей 209 Гражданского кодекса собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Собственник волен передать то или иное право на свое имущество (право владения, пользования или распоряжения) другому лицу. Таким образом, собственником и владельцем собаки могут быть разные лица. В подобном случае собака обычно проживает у владельца, который осуществляет уход и содержание, но не может продать собаку и распоряжаться щенками без согласия собственника. Хорошо известный всем институт совладения на самом деле представляет собой не что иное как совместную собственность двух или нескольких лиц на некое имущество. При этом одному из совместных собственников передается право владения. В документах же в качестве владельцев собаки зачастую указываются несколько лиц, что не совсем юридически верно, хотя и допустимо.

Заключение письменного договора необходимо как раз для того, чтобы четко определить права и обязанности всех собственников в отношении собаки. На практике случаи частичной передачи прав на собаку встречаются отнюдь не редко. Приведу пример.

Щенок был приобретен у заводчика со скидкой на условиях последующей вязки проданной суки с кобелем, принадлежащим заводчику, и передачи заводчику одного щенка (помимо алиментного). Один из пунктов составленного заводчиком договора купли-продажи щенка в рассрочку гласил: «Право собственности на собаку переходит к покупателю после выплаты продавцу последней части суммы или передачи ему щенка. При оформлении родословной покупатель указывается в качестве владельца собаки». Договор также предусматривал выплату заводчику определенной суммы в случае утраты (гибели или утери) собаки по вине покупателя. Условие это было, конечно, очень невыгодным для покупателя, но абсолютно обоснованным с точки зрения гражданского законодательства. В целях защиты интересов покупателя было решено включить в договор дополнительный пункт, запрещающий продавцу забирать собаку обратно у покупателя до полного исполнения им договора в установленный срок (то есть до передачи продавцу щенка и, соответственно, до перехода к покупателю права собственности на собаку).

Заключая письменный договор о покупке щенка, следует обращать внимание на то, какие права на щенка имеет сам продавец. Речь, конечно, идет не о случаях продажи краденых животных. Просто зачастую продавец не является собственником собаки, от которой получены щенки, и, следовательно, не становится автоматически их собственником. Подобная ситуация складывается, например, при продаже алиментных щенков. В таких случаях в договор целесообразно включать ссылку на то, что продавец является собственником щенка на основании устного договора с владельцем (собственником) собаки, произведшей потомство.

Как видим, спорных моментов немало, и, пожалуй, возможность заранее предусмотреть большинство из них дает сторонам лишь договор. В настоящее время это самый простой способ превентивной защиты прав собственников и законных владельцев. Конечно, даже грамотно и подробно составленный договор может быть нарушен, но при наличии его удовлетворение судебного иска о защите нарушенного права практически гарантировано.

Довольно непросто привыкнуть к договорам и судебным искам, предметом которых являются животные, но жизнь диктует свои законы. Статья 421 Гражданского кодекса гарантирует гражданам свободу договора. Это значит, что стороны могут заключить договор как предусмотренный, так и не предусмотренный законом. Договоры в отношении собак заключаются уже достаточно активно. Соответствующие судебные иски также перестали быть чем-то из области фантастики. Ведь зачастую речь в них идет о крупных денежных суммах. Прецедентов пока немного, но они есть.

Так давайте серьезно относиться к своей собственности, пусть даже такой маленькой, как собака. Удачи вам в этом!

Частная собственность животные

ГК РФ впервые в истории российского гражданского законодательства среди объектов гражданских прав назвал животных (ст. 137 ГК).

Необходимость надлежащего правового регулирования отношений по использованию животных, цивилизованному совершению гражданско-правовых сделок с отдельными их семействами и видами давно назрела.

Заметим, что любых животных традиционно относят к вещам особого рода или одушевленным вещам. Такой вывод прямо следует из ст. 137 ГК РФ, предусматривающей, что к животным применяются общие правила об имуществе постольку, поскольку законом или иными правовыми актами не установлено иное.

Специфика правового положения животных как объекта гражданских прав, прямо закрепленная в ГК РФ, заключается в следующем.

Во-первых, при осуществлении гражданских прав не допускается жестокое обращение с животными, противоречащее принципам гуманности. Данная норма не распространяется на диких животных, находящихся в состоянии естественной свободы, попадающих под действие экологического и фаунистического законодательства, и касается либо домашних животных, либо животных, пребывающих в цирке, зоопарке и т.д.

Конструкция самой ст. 137 ГК РФ является очень лаконичной, не претендует на детальную регламентацию гражданских правоотношений по использованию животных, в частности псовых, но позволяет использовать для этого иные нормы Гражданского кодекса, в том числе и об оборотоспособности объектов гражданских прав.

Таким образом, действующим законодательством установлен различный правовой режим для объектов животного мира — диких животных и всех остальных животных домашних, сельскохозяйственных и иных.

Объект животного мира — организм животного происхождения или популяция (ст.1 Федерального закона от 24 апреля 1995 г. N 52-ФЗ «О животном мире). Основным критерием, позволяющим отличить дикое животное от одомашненного или иного, служит среда его обитания. Дикие животные обитают в состоянии естественной свободы и находятся под прямым контролем естественного отбора.

В связи с тем, что объекты животного мира в соответствии с Федеральным законом в совокупности представляют собой один из видов природных ресурсов, то, исходя из п.3 ст.209 ГК РФ, возникновение, изменение и прекращение имущественных прав на них имеет свои особенности [1] .

Выражается это, прежде всего в том, что согласно ч.1 ст.4 Федерального закона животный мир в пределах Российской Федерации находится в государственной собственности. При этом закрепляется, что разграничение прав собственности на объекты животного мира между Российской Федерацией и ее субъектами осуществляется в порядке, предусмотренном федеральным законом. Однако до сих пор такой закон не принят, что затрудняет решение множества вопросов и вызывает немало коллизий на практике.

В соответствии со ст.137 Гражданского кодекса РФ, а также с ч.6 ст.4 Федерального закона к животным применяются общие нормы гражданского права, касающиеся имущества.

Такая позиция законодателя не нова, поскольку еще в Гражданском кодексе РСФСР 1964 г. в соответствии со ст.140 «приплод животных», а следовательно, и сами животные признавались имуществом.

Таким образом, по отношению к животным как объектам гражданского права применяются общие правила, касающиеся возникновения, изменения и прекращения права собственности и иных вещных прав, за исключением особенностей, установленных названным выше Федеральным законом и Гражданским кодексом Российской Федерации.

Иными (кроме права собственности) вещными правами на животных (диких, домашних или сельскохозяйственных) являются права хозяйственного ведения и оперативного управления. Никто не запрещает собственнику Российской Федерации, ее субъекту или муниципальному образованию передать принадлежащих ему на праве собственности животных в хозяйственное ведение или оперативное управление государственному или муниципальному приюту, специально созданному для целей надлежащего содержания животных и их охраны. Соответственно, такие приюты могут быть созданы в виде государственного или муниципального унитарного предприятия или учреждения.

Рассмотрим особенности правового регулирования гражданского оборота объектов животного мира по Федеральному закону.

Поскольку дикие животные, в отличие от иных, не могут находиться в частной и муниципальной собственности, в соответствии со ст.33 Федерального закона они могут предоставляться органами государственной власти, уполномоченными осуществлять права собственника от имени Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, юридическим лицам в долгосрочное пользование на основании лицензии и гражданам в краткосрочное пользование на основании именной разовой лицензии. Кроме того, закрепляется, что пользователь осуществляет принадлежащие ему права владения и пользования объектами животного мира на условиях и в пределах, установленных законом, лицензией и договором с соответствующим органом государственной власти. Содержание прав на объекты животного мира определяется Федеральным законом на основании общих положений гражданского законодательства (абз.4 ст.33 Федерального закона).

По общему правилу, в соответствии со ст.210 ГК РФ бремя содержания принадлежащего ему имущества несет собственник.

Право собственности на сельскохозяйственных и домашних животных может приобретаться различными способами. Традиционно эти способы подразделяются на две группы: первоначальные, т.е. не зависящие от прав предыдущего собственника на животное, и производные, при которых право на животное возникает по воле предыдущего собственника.

Производные способы приобретения права собственности, которые могут быть распространены и на животных как объект гражданского права, перечислены в п.2 ст.218 ГК.

Остановимся на первоначальных способах приобретения права собственности на животных и проблемах, возникающих при их применении на практике.

Читайте так же:  Как забрать заявление в прокуратуру

Статьи 230-232 ГК регламентируют порядок приобретения права собственности на безнадзорных животных. Исходя из положений закона, можно сформулировать следующее определение: под безнадзорным понимается животное, имеющее собственника и временно выбывшее из его попечения, а также животное, собственник которого неизвестен.

Гражданским кодексом установлен шестимесячный срок приобретательской давности для возникновения права собственности на безнадзорное животное у лица, его задержавшего. Если указанное лицо откажется по истечении шести месяцев от права собственности на животное, оно поступает в муниципальную собственность (абз.2 п.1 ст.231 ГК).

Применение этого положения закона затрудняется тем, что муниципальные образования созданы не повсеместно и, соответственно, не во всех субъектах Российской Федерации существует муниципальная собственность. Названная норма носит императивный характер, и поэтому, исходя из ее содержания, безнадзорное животное не может поступить в собственность Российской Федерации или ее субъекта.

В качестве примера возьмем город Москву как субъект Федерации. На территории столицы до сих пор нет муниципальных образований, хотя их создание и предусмотрено Уставом города Москвы (ст.54). Поэтому безнадзорные животные до момента организации системы местного самоуправления и принятия закона города Москвы о разграничении собственности на городскую и муниципальную (ч.2 ст.22 Устава города Москвы) находятся во владении, пользовании и распоряжении субъекта Российской Федерации.

Этот вывод получил закрепление в проекте закона города Москвы «О животных».

22 октября 2002 г. правительство Москвы приняло постановление об утверждении проекта этого Закона. Этот комплексный правовой акт наряду с нормами Гражданского кодекса Российской Федерации, Федерального закона «О животном мире» регламентирует порядок содержания, охраны животных и обращения с ними на территории столицы. Проект рекомендован для внесения в Московскую городскую Думу [2] .

Однако статьи, устанавливающие порядок поступления в собственность безнадзорных животных, не могут распространяться на все имущественные отношения, объектом которых выступают бездомные животные. В частности, вряд ли целесообразно применять статьи, регламентирующие порядок поступления в собственность безнадзорных животных, если, например, собственник бездомной собаки был найден, но отказался от права собственности на животное. В таком случае, как представляется, могут быть использованы статьи ГК РФ, касающиеся возникновения права собственности на бесхозяйную вещь (ст.225 и 226 ГК РФ).

В соответствии с абз.2 п.2 ст.226 ГК «другие брошенные вещи поступают в собственность лица, вступившего во владение ими, если по заявлению этого лица они признаны судом бесхозяйными».

Отсюда следует, что лицо, обнаружившее брошенное животное, вправе обратиться в суд общей юрисдикции, представив соответствующие доказательства отказа собственника от своих прав на животное, с иском о признании указанного животного бесхозяйным. В случае удовлетворения иска истец приобретет право собственности на такое животное.

Итак, можно отметить: несмотря на то, что животные являются имуществом особого рода, к вещным правоотношениям, объектом которых они выступают, должны применяться соответствующие положения раздела II ГК РФ, касающиеся возникновения, изменения и прекращения права собственности и иных вещных прав.

Исходя из толкования положений Федерального закона (ст.40, 47), можно сделать вывод, что бремя содержания объектов животного мира в соответствии с условиями, закрепленными в лицензии, несет пользователь.

Специфика правового положения животных как объекта гражданских прав заключается в следующем. Во-первых, при осуществлении гражданских прав не допускается жестокое обращение с животными, противоречащее принципам гуманности. Это положение не распространяется на диких животных, находящихся в состоянии естественной свободы, подпадающих под действие экологического и фаунистического законодательства, а касается либо домашних животных, либо животных, пребывающих в цирке, зоопарке и т.д. Вне зависимости от принадлежности животного к диким или домашним, УК РФ (ст. 245) предусматривает уголовную ответственность за жестокое обращение с животными, что следует рассматривать как крайнюю степень негуманного отношения.

Во-вторых, после перехода животных в собственность другого лица прежний собственник вправе при наличии обстоятельств, свидетельствующих о сохранении к нему привязанности со стороны этих животных или о жестоком либо ином ненадлежащем обращении с ними нового собственника потребовать их возврата на условиях, определяемых по соглашению с новым собственником, а при недостижении согласия — через суд (п. 2 ст. 231 ГК РФ). Закон связывает определенные правовые последствия (основания приобретения и прекращения права собственности) с действиями или поведением животного — объекта гражданских прав.

В-третьих, когда собственник домашних животных обращается с ними в явном противоречии с установленными на основании закона правилами и принятыми в обществе нормами гуманного отношения к животным, животные могут быть изъяты у собственника путем их выкупа лицом, предъявившим соответствующее требование в суд (ст. 241 ГК РФ) [3] .

Как объект гражданских правоотношений животный мир по критерию оборотоспособности подразделяется на следующие три группы (ст. 129 ГК РФ):

· объекты, разрешенные в обороте или свободно обращаемые, — могут свободно, без разрешения органов публичной власти переходить от одного лица к другому в результате гражданско-правовых сделок (купли-продажи, дарения, мены, завещания и др.);

· объекты, ограниченно оборотоспособные, — могут принадлежать лишь отдельным участникам оборота либо находиться в обороте по специальному разрешению органов публичной власти;

· объекты, изъятые из гражданского оборота, — не могут быть предметом гражданско-правовых сделок и менять на законных основаниях собственника.

В целях сохранения и воспроизводства объектов животного мира и среды их обитания осуществление отдельных видов пользования животным миром, а также пользование определенными объектами животного мира могут быть ограничены, приостановлены или полностью запрещены на определенных территориях и акваториях или на определенные сроки решением органа исполнительной власти России или органа исполнительной власти субъекта Федерации в пределах их компетенции по представлению соответствующего специально уполномоченного государственного органа по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания (ст. 21 Закона о животном мире).

Объекты животного мира могут предоставляться органами государственной власти, уполномоченными осуществлять права собственника от имени России и субъектов Федерации, юридическим лицам в долгосрочное пользование на основании долгосрочной лицензии и гражданам в краткосрочное пользование на основании именной разовой лицензии (ст. 33 Закона о животном мире). Примерные виды пользования таким животным миром, в частности охота, перечислены в ст. 34. Следовательно, объекты животного мира (дикие животные), на которые можно приобрести право собственности на основе специального разрешения (лицензии), следует относить к ограниченно оборотоспособным. В дальнейшем отношения между охотниками и пушнозаготовительными конторами, в которые сдаются шкуры убитых животных на основании соответствующих документов (лицензии), строятся на основе гражданско-правового договора.

Содержание и разведение объектов животного мира в полувольных условиях и искусственно созданной среде обитания допускаются только по лицензиям специально уполномоченных государственных органов по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания (ст. 26 Закона о животном мире). На эти объекты животного мира (дикие животные) распространяются ограниченная оборотоспособность и возможность их иного использования лишь по специальному разрешению [4] .

Домашние животные не подпадают под действие норм Закона о животном мире, в законодательстве нет специальных указаний насчет их оборотоспособности, что позволяет их отнести к свободно обращаемым в гражданском обороте.

Таким образом домашние животные обладают всеми признаками движимого имущества, а именно вещей.

[1] Гасников К.Д. Животные как объект гражданских прав // Законодательство и экономика, 2002, N 12. С 17-19.

[2] Гасников К.Д. Животные как объект гражданских прав // Законодательство и экономика, 2002, N 12. С 17-19.

[3] Анисимов А.П., Копылов Д.Э., Мохов А.А. Правовой режим животных как объекта гражданских и иных правоотношений // Современное право. — М.: Новый Индекс, 2007, № 4. — С. 93-98

[4] Лицензионное право РФ. Учебно-практическое пособие / Багандов А.Б.; Под общ. ред.: Дмитриев Ю.А. — М.: Изд-во «Эксмо», 2004. С. 482.

Первобытные человеческие институты

В эмоциональном отношении человек превосходит своих животных предков способностью воспринимать юмор, искусство и религию. В социальном отношении человек демонстрирует свое превосходство тем, что изготавливает орудия, способен к общению и создает социальные институты.

Когда в течение длительного времени у людей сохраняются социальные группы, то в таких массах всегда возникают определенные направления деятельности, которые перерастают в институты. Как показывает опыт, большинство человеческих институтов облегчает труд и одновременно в той или иной мере способствует укреплению групповой безопасности.

Цивилизованный человек очень гордится репутацией, устойчивостью и преемственностью существующих институтов, однако все они являются не более чем совокупностью нравов прошлого, которые сохранялись с помощью табу и облагораживались религией. Такое наследие становится традицией, а традиции в итоге превращаются в уклады.

1. Основные человеческие институты

Все человеческие институты служат определенной социальной потребности—прошлой или настоящей—независимо от того, что их гипертрофированное развитие неизбежно принижает значимость отдельного человека, оставляя в тени его личность и подавляя инициативу. Человеку следует контролировать свои институты, а не позволять этим творениям прогрессирующей цивилизации подчинять себя.

Человеческие институты делятся на три основных класса:

1. Институты самообеспечения. Эти институты включают те виды деятельности, которые диктуются голодом и связанным с ним инстинктом самосохранения. Сюда входят промышленность, право собственности, захватнические войны и весь регулятивный механизм общества. Рано или поздно инстинкт страха поощряет появление этих институтов выживания за счет табу, уклада и религиозных санкций. Однако страх, невежество и суеверия сыграли важную роль в изначальном появлении и последующем развитии всех человеческих институтов.

2. Институты сохранения вида. Это такие общественные учреждения, которые возникают из половой потребности, материнского инстинкта, а также более высоких и тонких чувств. Они охватывают социальные гарантии семьи и школы, семейную жизнь, образование, этику и религию. Сюда входят брачные обычаи, оборонительные войны и создание семейного очага.

3. Институты самоуслаждения. Это такие обычаи, которые произрастают из тщеславных наклонностей и чувства собственного достоинства; они включают стили одежды и украшений, нормы поведения, войны для снискания славы, танцы, развлечения, игры и другие формы чувственного удовлетворения. Однако цивилизация никогда не порождала специальных институтов самоуслаждения.

Между этими тремя группами видов общественной деятельности существует тесная взаимосвязь и взаимозависимость. На Урантии они представляют собой сложную организацию, которая функционирует как единый общественный механизм.

2. Зарождение промышленного производства

Первобытные промыслы постепенно возникли как гарантия от ужасов голода. Уже в глубокой древности человек стал учиться у животных, в урожайный год запасавших пищу на черный день.

До того, как древний человек стал бережливым и у него появились примитивные промыслы, обычной участью племени были лишения и страдания. В древности человек был вынужден бороться за пищу со всем животным миром. Тяготы борьбы неизменно выталкивают человека на уровень животного; бедность является его естественным и преобладающим состоянием. Богатство—не природный дар; оно дается трудом, знаниями и организованностью.

Первобытный человек быстро осознал преимущества объединения. Объединение вело к организации, а первым следствием организации стало разделение труда, что сразу же привело к экономии времени и материалов. Это разделение труда являлось следствием вынужденной адаптации—пути наименьшего сопротивления. Первобытные дикари никогда не работали с радостью и желанием. Для них подчинение диктовалось необходимостью.

Первобытный человек не любил тяжелого труда, и если ему не грозила серьезная опасность, он не торопился. Временной фактор труда—представление о совершении определенной работы за определенный промежуток времени—является целиком современным понятием. Древние люди никогда не спешили. Только двойное воздействие напряженной борьбы за существование и постоянно растущего уровня жизни приучило пассивные от природы древние расы к трудолюбию.

Труд и творческий замысел отличают человека от животных, чьи усилия в основном инстинктивны. Необходимость трудиться—высшее благословение человека. Все члены княжеского персонала работали; они сделали многое для того, чтобы облагородить физический труд на Урантии. Адам был садовником; Бог иудеев трудился—он был всеобщим создателем и вседержителем. Древние иудеи были первым племенем, сделавшим трудолюбие высшей ценностью, первым народом, провозгласившим: «Кто не работает, тот не ест». Однако многие мировые религии вернулись к древнему идеалу праздности. Юпитер был бражником, а Будда превратился в созерцательного сибарита.

Те сангикские племена, которые обитали за пределами тропиков, отличались сравнительным трудолюбием. Но борьба между ленивыми фанатиками магии и прозорливыми поборниками труда тянулась долго, очень долго.

Первое проявление человеческой предусмотрительности было направлено на поддержание огня, воды и пищи. Но первобытный человек был прирожденным авантюристом; он всегда хотел получить что-нибудь даром, и слишком часто на протяжении этих древних веков успех, достигавшийся в результате кропотливого труда, приписывался магическим силам. Колдовство неохотно уступало место прозорливости, самоотверженности и трудолюбию.

3. Разделение труда

Разделение труда в первобытном обществе определялось сначала естественными, а впоследствии—социальными факторами. Первоначальное разделение труда выглядело следующим образом:

1. Специализация по половому признаку. Занятия женщины определялись присутствием ребенка; женщины по своей природе больше любят детей, чем мужчины. Так женщины начали выполнять рутинную работу, а мужчины стали охотниками и воинами с четко разграниченными периодами труда и отдыха.

На протяжении всех веков существовали табу, удерживавшие женщину в строго определенных рамках. Мужчина предельно эгоистично выбирал себе самую приятную работу, оставляя женщине тяжкий повседневный труд. Если мужчина всегда стыдился женского труда, то женщина с готовностью выполняла мужскую работу. Однако, как ни странно, и мужчины, и женщины сообща трудились над созданием и обустройством своего дома.

Читайте так же:  Старший по подъезду льготы в москве

2. Изменения вследствие возраста и болезней. Эти различия обусловили еще один вид разделения труда. Уже в глубокой древности старикам и калекам приходилось заниматься изготовлением орудий труда и оружия. Позднее их стали направлять на строительство оросительных сооружений.

3. Дифференциация по религиозному признаку. Шаманы были первыми людьми, освобожденными от физического труда; они стали первым профессиональным классом. Кузнецы составляли небольшую группу, конкурировавшую с шаманами как волшебники. Способность кузнецов обрабатывать металлы заставляла людей бояться их. Существование жестянщиков («белых кузнецов») и специалистов по обработке железа («черных кузнецов») положило начало древней вере в белую и черную магию, что впоследствии породило суеверные представления о добрых и злых призраках, добрых и злых духах.

Кузнецы стали первой нерелигиозной группой, получившей особые привилегии. Считалось, что во время войны они сохраняют нейтралитет, и этот дополнительный досуг привел к тому, что как класс они превратились в политических деятелей первобытного общества. Однако грубые злоупотребления кузнецов своими привилегиями вызвали всеобщую ненависть, чем незамедлительно воспользовались шаманы для разжигания ненависти к своим конкурентам. В этом первом соревновании науки и религии победила религия (суеверия). Изгнанные из деревень на окраины поселений, кузнецы открывали там постоялые дворы—первые гостиницы.

4. Хозяин и раб. Следующая дифференциация труда возникла из отношений победителя и побежденного, что привело к возникновению рабства.

5. Дифференциация по физическим и умственным способностям. Дальнейшее разделение труда произошло вследствие врожденных различий между людьми, ибо люди не рождаются одинаковыми.

Первыми ремесленниками были кремнедробильщики и каменщики; следующими стали кузнецы. Позднее получило развитие групповое разделение труда; целые семьи и кланы посвящали себя определенному ремеслу. Одна из древнейших каст жрецов—не считая племенных шаманов—появилась в результате суеверного возвышения семьи, члены которой были искусными изготовителями мечей.

Первыми специализированными группами стали экспортеры каменной соли и гончары. Женщины изготовляли простую керамику, мужчины—фасонную. В некоторых племенах шитьем и ткачеством занимались женщины, в других—мужчины.

Первыми торговцами были женщины; их часто использовали в качестве шпионов, для которых коммерция носила второстепенный характер. Торговля быстро расширялась, и женщины играли роль посредников—сдельных работников. Вслед за этим появился класс купцов, взимавших за свои услуги определенный процент, то есть получавших доход. Рост товарообмена между различными группами привел к коммерции, а вслед за обменом товарами появился обмен квалифицированной рабочей силой.

4. Возникновение торговли

Так же, как вслед за насильственным браком пришел брак по расчету, так захватнические налеты сменились меновой торговлей. Однако древнюю практику бессловесного товарообмена и более позднюю торговлю с помощью современных биржевых методов разделял продолжительный период пиратства.

Первую меновую торговлю вели вооруженные торговцы, оставлявшие свои товары в нейтральном месте. Женщины организовали первые базары; они стали древнейшими торговцами, и так было потому, что они переносили грузы: мужчины были воинами. Уже в глубокой древности появился торговый прилавок—стена, достаточно широкая, чтобы не дать продавцам и покупателям использовать друг против друга оружие.

На таких рынках ставили идолов, охранявших склады товара, предназначенного для простой меновой торговли. Здесь не бывало воровства; унести какой-либо товар можно было, только обменяв его или купив; с таким идолом товар всегда сохранялся в неприкосновенности. Древние торговцы всегда были безупречно честными со своими соплеменниками, но считали вполне допустимым обмануть чужеземца. Уже в глубокой древности у иудеев был отдельный этический кодекс для общения с иноверцами.

Простой обмен товарами продолжался в течение многих веков, пока на священных рыночных площадях не начали встречаться невооруженные люди. Такие площади превратились в первые убежища и в некоторых странах стали известны как «мирные города». Любой изгнанник, добравшийся до рыночной площади, был в безопасности.

Первыми единицами веса были зерна пшеницы и других злаков. Первым средством расчета была рыба или коза. Позднее единицей товарообмена стала корова.

Начало современной письменности положили древние торговые записи; первым литературным произведением человека был содействующий торговле документ—реклама соли. Многие древние войны велись за природные месторождения—например соли, кремня и металлов. Первый официальный межплеменной договор касался совместного пользования соляным прииском. В тех местностях, на которые распространялся договор, различные племена могли дружелюбно и мирно общаться друг с другом и обмениваться идеями.

От «палочек-посланий», завязанных узлами веревок, рисуночного письма, иероглифов и поясов вампум развитие письменности привело к появлению древних знаковых алфавитов. Начиная с первобытных дымовых сигналов, методы отправки сообщений прошли через стадии посыльных, всадников, поездов и самолетов, а также телеграфа, телефона и радио.

Древние торговцы распространяли по миру новые идеи и усовершенствованные методы. Торговля, в совокупности с путешествиями, вела к исследованиям и открытиям. И все эти факторы привели к появлению транспорта. Торговля всегда была великим цивилизатором, развивая различные культуры и способствуя их взаимообогащению.

5. Истоки капитала

Капитал есть труд, являющийся отказом от настоящего в пользу будущего. Сбережения представляют собой форму защиты и гарантию поддержания существования. Накопление запасов пищи развило самоконтроль и создало первые проблемы, связанные с капиталом и трудом. Тот, у кого была пища и кто был способен защитить ее от грабителей, обладал явным преимуществом перед тем, у кого ее не было.

Древний банкир являлся самым доблестным человеком племени. У него хранились ценности всей группы, и в случае нападения весь клан вставал на защиту его жилища. Так накопление личного капитала и группового богатства сразу же привело к появлению военной организации. Вначале подобные меры предназначались для защиты от чужеродных налетчиков, однако позднее вошло в обычай поддерживать должную подготовку военной организации с помощью налетов на владения и богатства соседних племен.

Вот основные мотивы, которые вели к накоплению капитала.

1. Голод в сочетании с предусмотрительностью. Сбережение и сохранение пищи означали власть и удобство для тех, чья предусмотрительность была достаточной для обеспечения будущих потребностей. Запасание еды было необходимым страхованием на случай голода и несчастья. И вся совокупность первобытных нравов была действительно направлена на то, чтобы помочь человеку подчинить настоящее будущему.

2. Любовь к семье—стремление удовлетворить потребности членов семьи. Капитал представляет собой сбережение собственности для страхования себя на случай будущих потребностей, несмотря на давление сегодняшних нужд. Часть таких будущих потребностей может иметь отношение к последующим поколениям.

3. Тщеславие—желание продемонстрировать увеличение личной собственности. Дополнительная одежда была одним из первых знаков отличия. Коллекционирование издревле стало предметом человеческой гордости.

4. Положение—стремление приобрести социальный или политический престиж. Уже в древности появилась имущественная аристократия; право членства в ней присуждалось на основании некоторых специальных услуг, оказанных правителям, или же открыто приобреталось за деньги.

5. Власть—страстное желание стать хозяином. Одалживание ценностей использовалось как средство закабаления, причем размер процентной ставки на ссуду составлял в древности сто процентов годовых. Ростовщики превращались в царей благодаря постоянной армии должников. Крепостные стали одним из первых видов накапливаемой собственности, и в древности долговое рабство доходило до того, что ростовщик распоряжался телом должника даже после его смерти.

6. Страх перед духами умерших—охранительная плата жрецам. Уже в древние времена человек начал приносить жрецам дары, стремясь использовать свою собственность для облегчения следующей жизни. Так духовенство сосредоточило в своих руках огромные богатства; жрецы были главными капиталистами древности.

7. Половое влечение—желание купить одну или несколько жен. Первая форма торговли заключалась в расплате женщинами и появилась намного раньше, чем расчеты лошадьми. Однако торговля наложницами никогда не приводила к прогрессу общества; такие операции были и остаются позором расы, ибо это одновременно препятствовало развитию семьи и подрывало биологическое состояние более развитых народов.

8. Многочисленные формы самоудовлетворения. Одни стремились к богатству потому, что оно приносило власть; другие упорным трудом накапливали собственность, потому что она означала удобства. Древний человек (как и некоторые люди более позднего времени) имели склонность к растрачиванию своих средств на предметы роскоши. Первобытные расы увлекались опьяняющими и наркотическими веществами.

По мере развития цивилизации, у человека появлялись новые стимулы для накопления сбережений; к изначальной потребности в пище быстро прибавлялись новые запросы. Бедность вызывала такое отвращение, что только за богатыми оставляли право отправиться после смерти прямо на небо. Собственность была в таком почете, что считалось достаточным устроить показной пир, чтобы стереть со своего имени позорное пятно.

Уже в древности накопление богатства было знаком социального отличия. В некоторых племенах отдельные индивидуумы годами накапливали собственность только для того, чтобы в один из праздничных дней сжечь ее или безвозмездно раздать соплеменникам и тем самым произвести должный эффект. Это делало их великими людьми. Даже современные народы наслаждаются раздачей рождественских подарков, а богатые люди содержат огромные филантропические и образовательные организации. Способы меняются, но отношение человека остается совершенно неизменным.

При этом нельзя не отметить, что многие древние богачи раздавали значительную часть своего состояния из-за страха быть убитыми теми, кто домогался их богатства. Нередко состоятельные люди десятками жертвовали своих рабов, чтобы продемонстрировать свое презрение к богатству.

Хотя капитал всегда обнаруживал тенденцию к освобождению человека, он существенно усложнил социальную и промышленную организацию. Злоупотребление капиталом со стороны нечестных капиталистов не умаляет того факта, что он является основой современного индустриального общества. Благодаря капиталу и изобретательности нынешнее поколение пользуется большей степенью свободы, чем какое-либо из прежних. Это констатируется как факт, а не как оправдание многих злоупотреблений бездумных и эгоистичных владельцев капитала.

6. Значение огня для цивилизации

Первобытное общество с его четырьмя секторами—производственным, регулятивным, религиозным и военным—сложилось благодаря огню, животным, рабам и частной собственности.

Разведение огня сразу же и навеки отделило людей от животных; огонь является основным изобретением, или открытием, человека. Огонь позволял людям оставаться на земле в ночное время, так как все животные боятся огня. С приходом темноты огонь помогал общению; он не только защищал от холода и диких зверей, но использовался также для защиты от духов. Поначалу огнем пользовались больше как источником света, чем тепла; многие отсталые племена и сегодня отказываются спать без горящего всю ночь пламени.

Огонь являлся великим цивилизатором, позволившим человеку впервые быть альтруистом без ущерба для себя: один сосед давал другому тлеющий уголь, ничем себя не обедняя. Домашний огонь, за которым следила мать или старшая дочь, был первым воспитателем, требуя внимания и надежности. Древний дом был не строением, а семьей, собравшейся вокруг огня—семейного очага. Когда сын создавал новую семью, он уносил с собой головню из семейного очага.

Хотя Андон—первооткрыватель огня—сумел не превратить его в объект поклонения, многие из потомков Андона относились к пламени как фетишу или духу. Они не сумели воспользоваться санитарными возможностями огня, ибо отказывались сжигать отходы. Примитивный человек боялся огня и всегда старался умилостивить его—так возникло воскурение фимиама и посыпание благовонного пепла. Ни при каких обстоятельствах древние люди не плевали в огонь; они также никогда не проходили между кем-либо и горящим огнем. Священными считались даже железный колчедан и кремний, которые использовались для разжигания пламени.

Затушить огонь означало совершить грех; если хижина загоралась, ей давали сгореть. Пламя, горевшее в храме или святилище, считалось священным; ему никогда не давали потухнуть, за исключением того, что раз в году—или же после какого-то происшествия—зажигался новый огонь. Женщины избирались жрицами потому, что являлись хранительницами семейного очага.

Древние мифы о том, как боги дали человеку огонь, появились из наблюдения зажженных молниями пожаров. Эти сверхъестественные представления стали непосредственной причиной поклонения огню, что, в свою очередь, привело к обычаю «прохождения через огонь»,—традиции, сохранявшейся до времен Моисея. И до сих пор бытует представление о прохождении через огонь после смерти. Миф о происхождении огня сильно сковывал древнего человека и до сих пор остается в символике парсов.

Огонь привел к приготовлению пищи, и определение «сыроед» стало насмешкой. Приготовленная пища уменьшала затраты жизненной энергии, необходимой для ее переваривания, оставляя древнему человеку некоторую силу для развития социальной культуры, в то время как скотоводство, облегчив пропитание, позволяло уделять время общественной деятельности.

Необходимо помнить о том, что огонь открыл путь к обработке металла и привел к последующему открытию силы пара и современному использованию электричества.

7. Использование животных

Вначале весь мир животных был врагом человека; людям пришлось учиться защищать себя от зверей. Поначалу человек питался животными, однако позднее он научился приручать их и заставлять их служить себе.

Приручение животных возникло случайно. Дикари охотились на стадных животных так же, как американские индейцы—на бизонов. Окружая стадо, они могли управлять животными и забивать их по мере надобности. Позднее стали сооружаться загоны, что позволяло захватывать целые стада.

Читайте так же:  Когда можно написать заявление на академический отпуск

Некоторые животные легко приручались, но многие из них—такие как слоны—не размножались в неволе. Позднее было обнаружено, что некоторые виды животных подчиняются человеку и размножаются в неволе. Так одомашнение животных развивалось за счет селекции—искусства, достигшего огромного прогресса со времен Даламатии.

Первым домашним животным стала собака, и трудный путь ее приручения начался, когда одна из собак, весь день неотступно следовавшая за охотником, буквально отправилась домой вместе с ним. Веками собаки использовались в качестве пищи, на охоте, для передвижения и дружеского общения. Поначалу собаки умели только выть, но позднее они научились лаять. Острый нюх собаки породил представление о том, что она способна видеть духов, следствием чего стали культы поклонения собаке. Сторожевые псы впервые позволили всему клану спокойно спать по ночам. Тогда же появился обычай использовать сторожевых собак для защиты дома от духов, равно как и материальных врагов. Считалось, что когда собака лаяла, приближался зверь или человек; если же она выла, рядом находились духи. Даже сейчас многие верят в то, что ночной собачий вой предвещает смерть.

Когда человек был охотником, он довольно хорошо относился к женщине, однако после одомашнения животных и смуты, посеянной восстанием Калигастии, многие племена стали позорно обращаться со своими женщинами. Их отношение слишком напоминало обхождение со своими животными. Жестокое обращение мужчины с женщиной—одна из самых мрачных страниц человеческой истории.

8. Рабовладение как фактор цивилизации

Первобытный человек безо всяких колебаний порабощал своих товарищей. Женщина стала первым рабом—рабом семейным. Человек эпохи кочевого скотоводства порабощал женщину как низшего полового партнера. Непосредственной причиной такого вида полового рабства было уменьшение зависимости мужчины от женщины.

Еще недавно обращение в рабство было уделом тех военнопленных, которые отказывались принимать религию завоевателя. В более глубокой древности пленников съедали, замучивали до смерти, натравливали друг на друга, приносили в жертву духам или обращали в рабство. Рабовладение было значительным прогрессом по сравнению с массовым убийством и каннибализмом.

Обращение в рабство было шагом вперед в развитии более милосердного отношения к военнопленным. Побоище в Гае—во время которого были убиты все мужчины, женщины и дети, и только король был оставлен в живых для удовлетворения тщеславия победителя—является типичным примером варварских убийств, которыми занимались даже считавшиеся цивилизованными народы. Налет на Ога, васанского царя, был столь же жестоким и опустошительным. Иудеи «истребили» своих врагов, захватив всю их собственность в качестве военной добычи. Они наложили на все города дань страдания, «убив всех мужчин». Однако многие современные им племена, отличавшиеся меньшим племенным эгоизмом, уже давно принимали к себе лучших пленников.

Охотники—например, американские красные люди—не обращали в рабство: они либо принимали, либо убивали пленников. Рабовладение не получило распространения среди кочевников, которым не требовалось много рабочей силы. На войне скотоводы обычно убивали всех пленных мужчин, уводя в рабство только женщин и детей. Моисеевы законы содержали подробные предписания, позволявшие сделать пленницу женой. Если пленная женщина не удовлетворяла, ее можно было прогнать, но иудеям не разрешалось продавать таких отвергнутых спутниц в рабство,—во всяком случае, это было прогрессивным шагом. Несмотря на примитивные социальные стандарты иудеев, они значительно превосходили окружавшие их племена.

Скотоводы были первыми капиталистами: их стада представляли собой капитал, а жили они на проценты—естественный прирост. И они были не склонны доверять уход за своим богатством рабам или женщинам. Однако впоследствии они начали захватывать пленных мужчин, заставляя их возделывать землю. Таково происхождение крепостных—людей, прикрепленных к земле. Африканцев было легко научить обрабатывать землю; поэтому они и стали великой расой рабов.

Рабовладение является неотъемлемым звеном в развитии человеческой цивилизации. Оно стало тем мостом, через который общество перебралось из хаоса праздности к порядку и цивилизованной деятельности. Оно заставило отсталые и ленивые народы работать, обеспечив, таким образом, богатство и досуг, необходимые для прогресса более развитых рас.

Институт рабовладения заставил человека создать регулятивный механизм первобытного общества, что привело к появлению первых форм правления. Рабовладение, требующее твердого регулирования, практически исчезло в средневековой Европе ввиду неспособности феодалов управлять рабами. У отсталых племен древности—таких как нынешние австралийские аборигены—никогда не было рабов.

Конечно, рабовладение означало угнетение, но именно в школах гнета человек учился трудолюбию. В конце концов рабы стали пользоваться благами более развитого общества, которое они столь неохотно помогли создать. Рабовладение создает организацию, ведущую к культурным и социальным достижениям, однако вскоре оно незаметно поражает общество изнутри, превращаясь в самую тяжелую из всех разрушительных социальных болезней.

Благодаря открытиям современной техники рабство отошло в прошлое. Рабовладение, как и многоженство, отмирает, ибо оно невыгодно. Но внезапное освобождение большой массы рабов всегда было гибельным; постепенное освобождение связано с меньшими бедами.

Сегодня люди не являются социальными рабами, но тысячи из них позволяют амбициям загонять себя в рабство долговой ямы. Принудительное рабство сменилось новой и более совершенной формой новой индустриальной зависимости.

Хотя идеалом общества является всеобщая свобода, никогда не следует терпеть праздности. Каждый здоровый человек должен быть вынужден выполнять хотя бы такой объем работы, который необходим для самообеспечения.

Современное общество поворачивает вспять. Практически исчезло рабство; выходят из употребления домашние животные. В поисках могущества цивилизация устремилась назад, к огню—неорганическому миру. Человек вышел из варварства с помощью огня, животных и рабов; сегодня он стремится назад, отвергая услуги рабов и помощь животных, чтобы вырвать новые тайны, новые источники богатства и могущества, которые хранятся в кладовых природы.

9. Частная собственность

Хотя первобытное общество практически являлось коммуной, первобытный человек не был приверженцем современных коммунистических доктрин. Коммунизм той древней эпохи не был только теорией или социальной доктриной; он являлся простой, практической и автоматической адаптацией. Коммунизм предотвращал нищету и нужду; попрошайничество и проституция были практически неизвестны этим древним племенам.

Первобытный коммунизм не особенно принижал людей, как не возвеличивал он посредственность, но он действительно поощрял пассивность и праздность, подавлял трудолюбие и разрушал честолюбие. Коммунизм был необходимой опорой в процессе роста первобытного общества, но он уступил место более высокому общественному укладу, ибо противоречил четырем явно выраженным человеческим тенденциям:

1. Семья. Человек стремится не только накопить собственность, но и передать ее своему потомству. Однако в древнем общинном обществе личный капитал либо сразу же расходовался, либо распределялся среди членов группы после смерти владельца. Собственность не наследовалась—налог на наследство составлял сто процентов. Появившиеся позднее правила, регулирующие накопление капитала и наследование собственности, были явным шагом вперед в развитии общества. Это так, несмотря на последующие грубые злоупотребления капиталом.

2. Религиозные тенденции. Помимо этого, первобытный человек стремился накопить собственность в качестве начального капитала для следующей жизни. Этим объясняется существовавший в течение долгого времени обычай хоронить личные принадлежности человека вместе с ним. В древности верили, что только богатым сразу же после смерти уготовано хотя бы какое-то удовольствие и величие. Учители богооткровенной религии—в особенности христианские проповедники—первыми провозгласили, что бедняки имеют равные с богачами шансы на спасение.

3. Стремление к свободе и досугу. На заре социальной эволюции пропорциональное распределение личных доходов среди членов группы практически было формой рабства; труженик становился рабом бездельника. В этом заключалась самоубийственная черта коммунизма: расточительный жил за счет бережливого. Даже в настоящее время транжир зависит от государства (бережливых налогоплательщиков), которое должно заботиться о нем. Те, у кого нет капитала, до сих пор считают, что те, у кого он есть, должны их кормить.

4. Стремление к безопасности и могуществу. Коммунизм был окончательно уничтожен в результате обманной практики прогрессивных и преуспевающих индивидуумов, прибегавших к различным уловкам в попытке избавиться от кабалы ленивых бездельников своего племени. Однако поначалу все подобные накопления делались тайно; небезопасность таких занятий в первобытном обществе препятствовала открытым накоплениям капитала. Даже в более поздние времена обладание чрезмерным богатством было связано с большой опасностью; в таких случаях царь обязательно придумывал какой-нибудь повод для конфискации имущества богача, а когда тот умирал, похороны задерживались, пока семья не жертвовала крупную сумму—налог на наследство—на общественные нужды или в пользу царя.

В древнейшие времена женщины были собственностью группы, и в семье господствовала мать. Вся земля и все женщины принадлежали древнему вождю, согласие которого требовалось для заключения брака. С отмиранием коммунизма женщины перешли в личное пользование, и ведущее положение в доме постепенно перешло к отцу. Так возникла семья, и преобладающая полигамия постепенно сменилась моногамией. (Полигамия есть сохранение черт рабской зависимости женщины в браке. Моногамия является свободным от рабства идеалом непревзойденного объединения одного мужчины и одной женщины в высшем стремлении к созданию семьи, воспитанию потомства, взаимной культуре и самосовершенствованию.)

Поначалу всё имущество, включая орудия труда и оружие, находилось в общеплеменном владении. Первой частной собственностью стали предметы, к которым люди прикасались лично. Если незнакомец пил из чашки, то она становилась его собственностью. В дальнейшем всякое место, где была пролита кровь, становилось собственностью раненного человека или группы.

Таким образом, частная собственность с самого начала вызывала уважение, так как считалось, что она заключает в себе часть личности ее владельца. Подобные суеверия были гарантией честного отношения к собственности; полиции для охраны личного имущества не требовалось. В пределах группы не было воровства, хотя люди без колебаний присваивали имущество чужих племен. Отношения собственности не заканчивались со смертью: в древности личное имущество сжигали, позднее—хоронили вместе с покойником, а еще позднее оно переходило по наследству членам семьи или племени.

Первыми личными украшениями стали талисманы. Тщеславие и суеверность заставляли древнего человека сопротивляться любым попыткам лишить его любимых талисманов, ибо такой вид собственности ценился выше предметов первой необходимости.

Спальное место было одним из древнейших видов собственности. Впоследствии племенной вождь, распоряжавшийся по поручению группы всей недвижимостью, стал распределять участки для постройки жилищ. Вскоре основанием для собственности стало кострище, а еще позднее—обоснованное право на прилегающую землю.

Водяные скважины и колодцы были среди первых видов частной собственности. Вся практика культовых обрядов использовалась для охраны водяных скважин, колодцев, деревьев, посевов и меда. После утраты веры в фетиши появились законы для охраны личного имущества. Однако право добычи—право охотиться—появилось задолго до земельных законов. Американский красный человек никогда не понимал права на частное владение землей; ему были чужды взгляды белого человека.

Уже в древности частная собственность помечалась семейным знаком отличия—древним предшественником семейного герба. Охрану недвижимости также вверяли духам. Жрецы «освящали» земельный надел, после чего он находился под защитой действовавших здесь магических табу. О владельцах таких наделов говорили, что у них есть «данное жрецом право собственности». Иудеи проявляли огромное уважение к этим семейным межевым знакам: «Проклят тот, кто нарушит межу соседа». На таких каменных межевых столбах были инициалы жреца. Даже деревья, если на них стояли инициалы, становились частной собственностью.

В древности частным был только урожай, но последующие урожаи давали право собственности на землю. Так земледелие положило начало частному землевладению. Поначалу частное пользование было только пожизненным, и после смерти земля возвращалась племени. Древнейшее право владения землей, передаваемое племенем своим членам, относилось к могилам—местам семейных захоронений. В более поздние времена земля принадлежала тем, кто обносил ее оградой. Однако города всегда выделяли часть земли под общие пастбища, а также для использования в случае осады. Такие «общинные земли» представляют собой остатки древних форм коллективного владения.

Со временем государство начало передавать собственность в частное владение, оставляя за собой право налогообложения. Сохраняя за собой право собственности, землевладельцы могли взимать арендную плату, и земля превратилась в источник дохода—капитал. В итоге земля стала настоящим объектом купли-продажи: ее можно было продать, передать право собственности другому, заложить и лишиться права выкупить заложенную землю.

Частное владение расширило свободу и укрепило стабильность. Правда, частное землевладение получило общественное одобрение только после провала общинного управления и руководства; и вскоре после введения землевладения, одни за другими, стали появляться рабы, крепостные и безземельные классы. Однако усовершенствование техники постепенно освобождает человека от рабского труда.

Право собственности не является абсолютным; оно имеет чисто социальный характер. Но любое правление, закон, порядок, гражданские права, социальные свободы, уклады, мир и счастье—такие, какими их знают современные народы,—сложились вокруг частного владения собственностью.

Современный социальный порядок не обязательно является правильным—божественным или священным,—но человечество поступит разумно, если любые изменения будут осуществляться постепенно. То, что у вас есть, неизмеримо лучше любой системы, известной вашим предкам. Изменяя социальный порядок, убедитесь в том, что вы меняете его к лучшему. Не соглашайтесь на эксперименты с отвергнутыми формулами ваших предков. Идите вперед, а не назад! Пусть эволюция продолжается! Не поворачивайте вспять.

Sociologs.ru 2019 Все права защищены